Рязанский суд рассматривает дело с впавшим в кому подростком

Рязанский суд рассматривает дело с впавшим в кому подростком  Алексеем Дудкиным. Об этом сообщает корреспондент Рязань.Лайф. 

Напомним, в совершении данного преступления обвиняется 18-летний рязанец П. Юноше, который на момент случившегося был еще несовершеннолетним, предъявлено обвинение по части 1 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности).

Стоит отметить, что изначально по инциденту с 16-летним Алексеем Дудкиным следствием было открыто уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Однако в июне 2019 года,  с подачи заместителя прокурора прокуратуры Октябрьского района города Рязани Лахтиковым, статью в отношении обвиняемого переквалифицировали на более мягкую, где максимальное наказание предусмотрено два года лишения свободы условно.

Кома и пропавшие видеозаписи

Впрочем, это не единственные странности, которые сопровождают эту резонансную историю. Но для этого нужно снова «вернуться» в тот злополучный день — 23 октября 2018 года, когда в стенах общежития политехнического колледжа студент первого курса педагогического колледжа, будущий тренер или учитель физической культуры, Алексей Дудкин,  получил тяжелейшую травму головы и впал в кому.

Вечером того же дня подросток был госпитализирован и перенёс шестичасовую  операцию. Мама пострадавшего Елена Дудкина, как это и подобает хорошему и заботливому родителю, сразу принялась выяснять причины случившегося и устанавливать детали происшествия. Тем более о причинах произошедшего ей никто ничего не мог толком рассказать.  Уже на следующий день, 24 октября, она написала заявление в полицию.

Увидев неактивность со стороны правоохранительных органов, которые не торопились возбуждать уголовное дело и выяснять обстоятельсива произошедшего по «горячим следам», женщина сама стала искать правду.

Придя в общежитие, где Алексей Дудкин прожил меньше месяца, друзья и знакомы подростка пытались убедить Елену в том, что ее сын якобы просто выпил таблетку и «уснул». Позже стали выдвигать версию о полученной травме на тренировке, ведь мальчик занимается единоборствами. Однако мама студента, являющаяся по профессии педагогом, всегда держала  с сыном тесную связь,  и знала, что в тот день Алеша не был ни на какой тренировке. Тем более боксом он стал заниматься недавно, на двух прошедших занятиях они практиковали с тренером бесконтактные бои.

Игра в молчанку

В те страшные для ее семьи дни Елена Дудкина, как говорится,  осталась со свой проблемой один на один, а помощи ждать было неоткуда. Сокурсники, которые в момент трагедии находились непосредственно на месте случившегося, путались в показаниях, а кое-кто даже забрал документы из учебного заведения. История так бы и осталась под огромным слоем неизвестности, если бы журналист «Эхо Москвы» не добился огласки в общественности своей статьёй и не подключил коллег.

При этом следствие почему-то тоже шло с «тормозами». Целых три недели не заводилось уголовное дело, а записи с камер видео-наблюдений общежития волшебным образом исчезли. Между тем, некоторые однокурсники Дудкина  выдвинули ее маме совершенно иные версии произошедшего. Однако подростки сразу предупредили женщину, что об этом они не расскажут следствию, мол, они хотят доучиться и получить диплом. Что и кто настолько напугал молодых ребят — до сих пор остается неизвестным.

Заступился за девушку и принял удар на себя

Одна из однокурсниц Алеши рассказала Елене Дудкиной, что ее сына жестоко избили за то, что тот заступился за девушку. Мол, в тот злополучный вечер в общежитии «гуляли» старшекурсники. Они начали приставать к своей соседке по общежитию, однако в конфликт вмешался Алексей.

Как итог — подростка двое держали, а еще двое избивали. После случившегося юному рязанцу резко стало плохо, у него заболела голова, а потом он и вовсе впал в кому. Однако следствие упрямо не рассматривало эту версию. Хотя откровенное вранье знакомых и «приятелей» Алеши должно было натолкнуть правоохранителей на определенны сомнения в правдивости их показаний.

«У моего сына с детства было обострено чувство справедливости. В открытые конфликты он никогда не лез. Но постоянно говорил мне: «Мама, если будут обижать мою семью, друзей или девочек, я мимо не пройду!». Поэтому я до сих пор считаю, что следствие пошло не по тому пути — тяжелую травму мой мальчик получил при преднамеренных обстоятельствах!», — считает Елена Дудкина. 



Официальная версия

Уголовное дело по факту получения тяжелой травмы 16-летнего подростка было возбуждено с большим «опозданием» — спустя месяц. Подозреваемым, чему очень удивилась мама Алексея Дудкина, оказался всего один человек — 17-летний боксер П.

По официальной версии, 23 октября 2018 года в одной из комнат общежития политехнического колледжа был организован неофициальный спарринг между пятью студентами. При этом только двое из них были однокурсниками, остальные учились на более старших курсах колледжей Рязани.

«Примерно в 20.30 мы вернулись с Алешей  в общежитие — ездили покупать в торговый центр «Премьер» боксерские перчатки. Алексей пошел к себе в комнату, а подозреваемый П. вместе с другом оправился на кухню готовить ужин. Здесь П. предложил нам  провести в комнате спарринг. Я пытался отговорить компанию от этой затеи, но потом все же согласился. При этом П. сам распределил кто с кем будет мериться силами. Таким образом, П. встал в пару с Дудкиным. Я дрался с Т. и С. «, — рассказал на суде приятель потерпевшего Ц.

Как отмечают свидетели, участники этого тренировочного боя, подростки спарринговались со боксерскими  перчатками, но  без специального шлема на голове. Дольше всех на импровизированном ринге продержались потерпевший и обвиняемый. При этом последний был не только старше, но и намного опытнее своего соперника. Потому как П. уже несколько лет занимался боксом, а Леша Дудкин только задумался об этом.

Неудивительно, что от одного из ударов в голову 16-летнего студента отбросило в стену, где он ударился затылком. На несколько секунд у Алексея потемнело в глазах. Однако этому факту никто не придал значения.

Закончив спарринг, ребята отправились в душевую комнату. Только Дудкин мыться отказался, ссылаясь на внезапно начавшуюся головную боль. Тогда П. дал ему таблетку обезболивающего и ушел с приятелями в душ. Вернувшись в комнату обратно, ребята обнаружили его в бессознательном состоянии. Тогда студенты позвали дежурного воспитателя, которая и вызвала скорую помощь. Однако прибывшим фельдшерам подростки не рассказали правду. Они соврали медикам, что Леша в тот день якобы посещал тренировку по боксу, а после ему неожиданно стало плохо.

Поставив диагноз «кома неясного генеза», рязанский фельдшер вызвала в общежитие реанимобиль. Медики отвезли подростка в Областную детскую клиническую больницу имени Дмитриевой, где врачи в срочном порядке прооперировали студента.

Выяснилось, что у мальчика была тяжелая черепно-мозговая травма. Из  комы юного рязанца вывели, однако состояние его здоровья до сих пор оставляет желать лучшего.

Странности на суде

На судебных заседаниях эту информацию подтвердили трое участников того спарринга.  Сам обвиняемый не проронил на суде ни слова. Интересы Алеши представляют на суде его мама Елена и адвокат Вячеслав Зубов.

Также были допрошены один из однокурсников Дудкина, вахтер и воспитатель общежития, тренер по боксу и фельдшер скорой помощи. Примечательно, что все они утверждают, что когда впавшего в кому подростка увозили на скорой помощи в больницу, на лице и теле Леши не было никаких телесных повреждений.

Хотя врач ОДКБ, оперировавший студента, рассказал его матери о «потертости» на губах. Сама Елена увидела на теле своего сына синяки в области рук, а также лопнувший ноготь на ноге. Это и натолкнуло женщину на мысль, что Алеша получил травму в результате драки, а не обоюдного спарринга.

Примечательно, что свидетели за прошедший год «забыли» множество важных деталей, о которых в свое время рассказывали следователям. Адвокат неоднократно обращал судью на это внимание, но к его мнению, похоже, никто не прислушивался.

Показания мамы тоже никто не воспринял всерьез. Елена Дудкина рассказала на суде о собственном  расследовании, поделилась своими сомнениями по поводу официальной версии случившегося, а также предположила, что руководство общежития  пытается всеми силами сгладить инцидент, придать ему характер «неудачного стечения обстоятельств».

Однако в этом деле много и других странных совпадений.

«Удивляет тот факт, что у троих участников спарринга к моменту возбуждения уголовного дела неожиданно оказались на руках справки о состоянии на учете в психдиспансере. И потом все эти ребята прямо в середине учебного года после случившегося разом разъехались из города. Кто перевелся на учебу в Касимов, кто — еще куда… Впрочем, первое обстоятельство можно объяснить. Как мне стало известно, родственник одного студента руководит учреждением, где выдают такие справки. Уже из этого можно делать очевидные факты —  ребят пытаются всеми силами «прикрыть». А на скамью подсудимых отправили только одного. Да и ему впоследствии изменили статью Уголовного Кодекса. Таким образом, П. теперь судят  за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, хотя ранее было открыто уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»», — поделилась своими размышлениями Елена Дудкина. 

Из всего вышесказанного следует, что подсудимому грозит максимум два года условно. И это после того, как потерпевший впал в кому, оказался на грани жизни и смерти, да и дальнейшая его судьба будет зависеть от дорогостоящих медицинских клиник и препаратов.

Отметим, что на последние заседания суда Елена Дудкина не пришла — весь ноябрь рязанка находилась вместе с сыном в московской клинике Рошаля.  Это был третий, последний курс бесплатной реабилитации. В дальнейшем врачи рекомендуют продолжать лечение. Однако таких больших денег у одинокой женщины, обычной учительнице сельской школы, нет.

Стоит обратить внимание, что на суде журналистам вскоре запретили вести фото- и видеосъемку. При зачитывании материалов уголовного дела представителей СМИ, а также дядю Леши Дудкина попросили удалиться. С такой инициативой, примечательно, выступила сторона обвинения.

На суде, к слову, также отклонили ходатайство адвоката о признании матери Алексея потерпевшим лицом. Доводы — абсурдны. Мол, сама женщина от действий обвиняемого никоем образом не пострадала. Требовать материальный и моральный вред может только сам Леша, у которого, стоит отметить, и речь еще не восстановилась.

А то, что именно на плечи женщины легли заботы по уходу за инвалидом-сыном — судья и прокурор во внимание не принимают.

«Из-за случившегося Елена не может работать, она целыми сутками ухаживает за сыном. За это время она потратила все сбережения, которые хотела потратить на обучение Алеши. Только на лекарства и адвоката израсходовано больше 424 тысяч рублей. Но мальчик еще не восстановился! Ему нужны дорогостоящие медикаменты и продолжение реабилитации в столичных клиниках. И на все это необходимы немалые денежные средства….», — сказал дядя Алексея Дудкина Максим Гнаток. 

Мнение адвоката

Примечательно, что за время следствия  у семьи Дудкиных дважды менялся адвокат. Первый, по словам Елены, «спустил дело на тормозах», а потом и вовсе не явился на судебное заседание, сославшись на свою неосведомленность. Потом родной брат женщины нанял ей другого, серьезного адвоката — Вячеслава Зубова. Буквально за несколько дней юрист изучил материалы дела и сразу же нашел в нем любопытные моменты.

«Так, стало известно, что в мае  2019 года руководитель Железнодорожного межрайонного следственного отдела Рязани А. Е. Семенюк изъял данное уголовное дело из производства  рязанского следователя С. В. Мохначева  и передал его прикомандированному следователю по особо важным делам Сасовского МСО СУ СК России по Рязанской области подполковнику юстиции И. В. Похилько. На основании соответствующего Постановления, сделано это было » с целью равномерного распределения нагрузки между следователями отдела»», — отметил Вячеслав Зубов. 

А у же в июне поступило новое требование, но уже от прокуратуры Октябрьского района города Рязани. В данном случае заместитель прокурора Д. А. Лахтиков потребовал от Следкома смягчения обвинения в отношении П.

«Из анализа собранных в порядке УПК РФ доказательств, сведений о совершении обвиняемым П. умышленных действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему Дудкину, материалы уголовного дела не содержат», — говорится в документе. 

А что с Лешей?

Как рассказала Елена Дудкина, ее сын до сих пор прикован к кровати. Врачи дали Леше ивалидность, пока до наступления совершеннолетнего возраста. Выздоровление подростка идет очень медленными темпами. За этот год рязанка потратила на лечение своего ребенка, мечтавшего стать учителем физкультуры, неимоверную сумму денег. Женщина благодарна всем, кто оказался неравнодушен к их беде, и помог как финансово, так и морально.

Однако сам подсудимый ни разу не подошел к Елене и не попросил у нее прощения за содеянное. Он не считает нужным даже здороваться с матерью своего приятеля. Лишь однажды с Дудкиной поговорила мать обвиняемого, которая настоятельно выгораживала своего сына и заявила, что «ее мальчик это сделал не со зла».

А чем закончится этот суд — покажет время. В последних числах ноября возможно вынесут приговор по этому делу. Только вот будет ли он справедливым — большой вопрос.

Напомним, ранее Елена Дудкина дала видеоинтервью новостному порталу Рязань.Лайф. Подробности читайте по ССЫЛКЕ

Источник новости: Рязань.Лайф